alla-kot (alla_kot) wrote,
alla-kot
alla_kot

Categories:

Шапки долой. (Рождественская История).

Шапки долой, прозвучала команда, и зазвучали слова молебна. Того самого, что в царской России совершался всякий раз, на Рождество. Благодарственный молебен за избавление от нашествия двунадесяти языков.
Случайно узнала, что на Рождество, на Пионерской площади у ТЮЗа (театр юного зрителя), будет представление «Учения на Семёновском плацу». Люблю уличные празднества, но это, потрясло. Тем, как мало я знаю историю, почти ничего.

Война 1812 года и победа в ней, для Российской империи имела значение, сравнимое с победой Советской России в Великой отечественной войне. С того памятного дня победы 6 января, над Наполеоновской армией, в царской России ежегодно проводились Рождественские смотры войск и торжественное богослужение, именуемое официально «Благодарственное и молебное пение ко Господу Богу, певаемое в день Рождества, еже во плоти, Спасителя нашего Иисуса Христа, в воспоминание избавления Церкве и Державы Российския от нашествия галлов и с ними двадесяти языков». (О составе Великой армии Наполеона из войск европейских государст в царств хорошо рассказано в http://drfaust-spb.livejournal.com/245191.html?view=1429447#t1429447)

«Двадесяти языков», ведь в армии Наполеона были собраны полки народов покоренных и союзных земель, и потому, его армия так пестрела языками и знаками отличия.


Я приехала заранее. От метро, впереди меня шагали двое, с рюкзаками и с деталями армейского снаряжения. На площади не было видно особых приготовлений. Звучала музыка. В дальнем конце площади, у крылца ТЮЗа, под пение ZAZ народ катался на катке.


Приметные мои попутчики скрылись в подъезде жёлтого здания на площади.

Рядом с входом, уже собирались воины, одетые в старинные формы разных войск. Наполеоновские «Вольтижеры». У них отличительный знак, как почтовая труба, даже на сумках. Это потому, что в этих полках знаки команд подавались звуками волторны.


Напротив, на площади, у парапета, стояла одинокая пушка. Пушка выглядела так интересно, что я сфотографировала её со всех сторон.

Блестящий, желтый ствол пушки лежал на станине, как драгоценная сигара. Не было видно никаких особых креплений её к пушке. Просто, зажата между боковых стенок лафета и зарядной частью опирается на треугольной формы столик. Вращением ручек столик перемещается по лафету вперед и назад, а ствол пушки при этом меняет наклон от горизонтали. К лафету, сбоку, прикреплены инструменты для пушки. Банники, разной формы, для чистки внутреннего ствола пушки. Толкушки непонятного назначения, крючки типа шила и типа штопора и даже что-то вроде щипцов на длинной палке. Наверное, для вытаскивания из пушки застрявшего.

Подошел бомбардир, или пушкарь. Он был весь увешен вещами. Типа, всё своё ношу с собой. На животе, на поясе у него была прикреплена медная коробочка с откидной крышкой как у ларца. В ней находились, я бы сказала, запалы для пушки. Громадного размера длинная спичина, на вернем конце которой прикреплен кусок гибкого фитиля. Он стал заниматься приготовлениями и с видимым удовольствием отвечал на вопросы. Это пушка типа «единорог», сделана из трубы высокого давления. Кожух сверху повторяет формы настоящей пушки. У дула пушки даже есть специальная, точеная из дерева пробка, чтобы внутри всегда было чисто. А что бы пробка не отлетела и не потерялась, она прикреплена к дулу ремешками. Крепление было похоже, как к горлу стеклянной банки, из веревочки вяжут ручку.
На перекладине под пушкой, впереди, на крюке висело деревянное ведро, скорее похожее на маленькую кадушку. Схваченное, по кругу, обручами и с плотно подогнанной крышечкой в верхней крышке. Бомбардир сказал, что в этой емкости хранится уксусная вода, которой пушкари, как в стародавние времена, смачивают банники для отличной чистки дула пушки от сажи. Надо поделиться секретом с сельскими друзьями, может сгодиться, для чистки печных труб.

У ТЮЗа, в скверике меж деревьев, собирались всадники.

Неподалеку стоял фургон, в котором привезли лошадей. С наружи, фургон казался маленьким и тесным, а во внутри все обустроено для двоих.

Огороженные стойла, кормушки и тканевая штора, скрывающая соседство от глаз. В передней части фургончика есть даже окна и дверка.

В этом сквере всадники готовили лошадей, укрывали их попонками и седлали. Попонки, были нескольких видов, и всадники были в разных мундирах.

Меж ними ходил Наполеон, это я его так назвала. Он единственный, был в черном плаще и в шляпе двууголке.


В белом мундире и шляпе типа шлема, кавалергард Российской армии.

В синем мундире и в лохматой меховой шапке, кавалерист Наполеоновской армии.

Оседланных лошадей, казаки в красных мундирах, разогревали прогулками и репетировали шаг в конном строю.


Пока я осматривала окрестности, на площади прошли изменения. Позади памятника Грибоедову, на краю газона, установили аналой. На нем лежала большая книга, с крестом на обложке.

Рядом с аналоем в карауле стоял солдат, с белым вымпелом на высоком красном древке.
Неподалеку была установлена пушка и при ней стояли три солдата, Лейб-Гвардии артиллерийского батальона.


Пока мы крутились у пушки, пехотинцы у желтого здания собрались в колонны и двинулись в сторону ТЮЗа, к скверику где пряталась конница. Там, стало заметно разделение войск, на красных и синих.

Всех зрителей попросили с площади подняться на парапеты и встать за ограждающие кусты, для удобства и безопасности. По длинным краям Пионерской площади, от Загородного проспекта до здания театра высокие тротуары, отделенные от края подстриженными кустами. С этих высоких тротуаров было хорошо видно, что происходило на площади, если б не только многочисленные папарацци.

Первыми, на площадь ступили Кавалергарды. В белых куртках с красными отделками на манжетах, по вороту и погонам. В шапках шлемах, с медной накладкой впереди и с римским гребнем, как у Спартака. Красного цвета попонки лошадей отделаны тройной полосой, черного и желтого цвета. Планшеты кавалергардов и углы попон лошадей украшены белыми восьмиконечными звёздами. Кавалергарды, это танки конницы, прокомментировал ведущий. И в это верится, глядя на бравых всадников и на их крепких коней. Кавалергардский полк тем и отличался от прочих гвардейских полков, что низкорослых туда не брали.


Когда кавалергарды проехали и встали на противоположном конце площади, на площадь въехали казаки. У казаков красного цвета куртки, белого цвета ремни и пояса, золотые эполеты. Меховые шапки папахами украшены золотыми шнурами и свисающими колпачками, макушками из красными ткани. На лошадях красные попоны с белой каймой. А их белые лошади выглядят грациозными и быстрыми по сравнению с могучими конями кавалергардов.

Кавалерия проехала по площади под звуки своих полковых маршей. На удивление, у лейб-гвардии Казачьего полка полковой марш-вальс Мендельсона. Оказывается, эта мелодия прежде была военным маршем, а уж потом стала символом свадебных торжеств.


За конницей, на площадь ступила пехота, с большим Гвардейским знаменем. На желтом полотнище в центре двуглавый орел в окружение венка, а по углам царские вензеля. С близкого расстояния можно было рассмотреть, что знамя с гвардейским желтым крестом посередине, с закрашенными углами. Я решила, что это символическое гвардейское знамя, ведь у гвардейских знамен разных полков углы были разноцветные. Пехота шла под барабанный бой, медленным шагом. «Что за балет», сказали бы мы, но комментатор нас опередил, пояснив, что войска так и ходили по уставу.

Пехотинцы были одеты по-разному, видимо, изображая разные подразделения и полки. В конических шапках с красным верхом, рядовые лейб-гвардии Павловского полка. В цилиндрических шапках с высоким султаном, лейб-гвардии Измайловского полка, а в шапках с помпоном, лейб-гвардии Семеновского полка.
Пройдя по краю площади из конца в конец, пехотинцы встали неподалеку от пушкарей, а кавалеристы, выстроились напротив, по другому краю площади.


Шапки долой, раздалась команда, и зазвучали слова молебна. Из-за отсутствия священника, уставом допускалось, и молебен был отслужен Мирским уставом двумя казаками. Они спешились и подошли к аналою, держа своих коней за поводья.


На улице было холодно, молебен вели долго и проникновенно. Вид воинов, с непокрытыми головами, вторящих словам молитвы и крестящихся, привёл к осознанию, что это действо не кукольное представление, а искренняя памятная молитва. И мы смиренно стояли, пока не раздалась команда, «Накрой!».

Всё, как по давней традиции.
После молебна, смотр полков. Смотр войск начался с пехоты.

Под командованием командира пехотинцы маршировали, делали повороты и развороты, брали мушкеты на плечо.


От пехотинцев, смотр перешел на кавалерию.
Рождество, а в городе еще нет снега. Всадники осторожны на гололеде и придерживают лошадей, оберегая. Подкованные кони бьют ледок на асфальте и на каменных плитах.


Казаки и кавалергарды проехались вдоль зрительских рядов, демонстрируя умение и выдержку коней, проехать гребешком, строй сквозь строй.
Кавалергарды это танки наших дней. Рослые всадники, тяжелые мощные кони.
Казаки атакующие, их кони легче и подвижнее.


Потом, всадники сошлись, махая и стуча шашками изображая бой. Палашами, поправил ведущий.


Совсем неожиданно и без предупреждения, стрельнула пушка. Длинно вперёд, из отверстия пушки вырвалось пламя и сразу же, всё окуталось плотным дымом, и пушка, и пушкари.
Пушка стреляла четырежды, и каждый раз это происходило неожиданно.
Хотя, было видно, как после выстрела солдат чистил внутренний ствол пушки специальным ёршиком. Потом, бомбардир закладывал фитиль, поджигал его и, бабах.
Но я, так ни разу и не уловила момент, как эту пушку заряжали.
Рассеялся дым от пушечных стрельб и, наметилась некая пауза.


Пехотинцы, которые стояли позади пушки, вдруг стали перестраиваться и вскоре, стало понятно, от чего.
Показался разъезд французских кавалергардов, прокомментировал ведущий.
От противоположного конца площади медленным шагом ехали два всадника в синем.

Вражеские разведчики подошли так близко к нашим позициям, что были обнаружены и обстреляны, из ружий. Пальнула и пушка, выдав себя.
Разведчики «синих», покрутились у наших позиций ускакали, и конечно всё доложили в штаб. Хорошо что к красным пришла подмога, на другом конце площади показалась неприятельская пехота, с Наполеоном. Наступающие полки выставили вперед ружья и стали стрелять. Первыми стреляли Наполеоновские застрельщики, «вольтижеры» . Это такие полки, которые шли впереди. У них была задача, подстрелить офицеров противника.

К французам шла подмога. Их второй полк двинулся по нашему краю площади. Тогда в бой вступила наша кавалерия и стала окружать противники. Но они вырвались из окружения и смешались с полком Наполеона. Объединившись, французы продолжили наступление, стреляя из мушкетов.

Пушка стреляла, помогая своей пехоте. Они тоже стреляли в неприятеля. Но неприятель подошел так близко, что завязалась рукопашная. Солдаты как-то смешались меж собой, а их командиры и знамена были в стороне. Француз даже хотел отобрать гвардейское знамя, но мы не отдали.

Наша кавалерия скакала туда-сюда, создавая фон битвы армий.

Они видели, как вражеская пехота отступила, перестраиваясь.

Тут, французы увидели, что наша конница зашла им в тыл и побежали.


Но им не сразу удалось вырваться. Они много раз бегали и перестраивались, трижды пытались наступать. Наши отстреливались, окружали и теснили их. В конце, неприятель организованно отступил. Следом за ними, преследуя, победно шли красные, но что удивительно знамя позади.


Потом на площадь въехала, по легенде, французская конница. Французы, в голубых мундирах, а на лошадях голубые попонки.

Это гусары. Знаки принадлежности к полкам читаются на планшетах, они разные.

Баталии закончились и начались братания и тесное знакомство зрителей с воинами. Расспросы, фото на память и довольные улыбки. А мы скорее побежали в пиццерию на углу. Отогреваться глинтвейном и, глядя в окно на площадь, заполненную народом и вновь переживать увиденное.
Tags: История, Праздник, Санкт-Петербург
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments