alla-kot (alla_kot) wrote,
alla-kot
alla_kot

Category:

Театр, театр!

Весь год любовалась интерьером театра через стекло и вот подарок, пригласили.
Опера, премьера, Мариинка - «Новая сцена».
Только не говорите мне, что это Мариинка-2. Сцена-то, действительно, Новая!.

Мариинский театр в Петербурге,
представил оперу "Евгений Онегин". Первая премьера нового года, новый «Онегин» для новой сцены театра.


Долгострой, на заднем дворе Мариинского театра в Санкт-Петербурге, разродился,


правда, не в коконе Доминика Перро, а


а, в классике параллелепипеда, на весь квартал.


Всё, что есть самого красивого в обновке, видно сквозь сплошное остекление, с улицы. Всюду, натуральный камень. Мраморные полы и многочисленные лестницы дополняют внутреннее пространство. Ониксовые панели, подсвеченные изнутри, сияют янтарными красками. Это не какие-то кусочки, а большие панели из монолита.


Ониксовыми панелями облицован только внешний стакан зрительного зала . А остальное, облицовано другим камнем, в матовой полировке которого неожиданно встречаются спирали ракушек. Оказывается, отделочными работами занимался «Метрострой». Снимаю шляпу. Могут, могут и делать, и проследить за качеством.


Гардеробы внизу. Эскалаторы приглашают вниз,сразу от входа, а потом на верх, где лабиринт лестниц, галерей и переходов. Стеклянная лестница, цепляющаяся за стены у окон, карабкается до самого верха. А подвесной мост отведёт в царственную ложу.
В гардеробе, я ожидала увидеть нечто современное, но всё оказалось традиционным, и плечики, и гардеробщицы. Единственное, удобными размерами привлекли внимание большие квадратные пуфы. На них удобно расположиться, со всем своим имуществом, для преображений.


Вход в театр с угла, от Крюкова канала. Фойе, непривычно раскрыто. Как если бы мы с улицы, попадали сразу в комнату квартиры, минуя прихожую. За входными дверями, множество направлений лестниц, эскалаторы и пандусы. Пандус, мягкой змейкой, неспешно поднимается от входа, на площадку фойе заднего партера. Потому что, задние ряды партера приподняты, над впереди стоящими.
Над пандусом, вдоль стены, поднимаются стеклянные ступени лестницы, до самого верха.


В фойе, по театральной традиции, в витринах выставлены артистические костюмы. Покрой, украшения и качество отделки, убеждает в их исторической достоверности.


С низу, от входа в театр до самого верха, овальной спиралью, поднимается лестница на подвесках. С неё можно сойти на другие площадки или просто посмотреть сверху.


На втором этаже, как на обзорной площадке за остеклением, разместились белые столы буфета.


Выше этажом, музыкальный лекторий. С его площадки, ступенями вверх поднимаются места для слушателей.


Виктор Высоцкий, легко и непринужденно, рассказывает зрителям до спектакля, о задумках и поисках композитора.


Часть зала в углу, совершенно пустая, от какой бы то ни было мебели, ярко освещена и кажется, открытой смотровой площадкой на город. Это, от вида, сплошного остекление двух стен, и поручня по краю. За окном город, огоньки машин внизу и весь в подсветке, фасад главного здания «Мариинского театра». У окон любопытно постоять.


На лестницах и переходах, тоже множество любопытных. И я, торопилась всюду побывать. С верхних площадок, лучше видны хрустальные подвески люстр.


Пользуясь моментом, заглянула в зал с балкона. Балконы не глубокие и зрительские ряды расположены достаточно высоко друг от друга. Прекрасно видно с любого места. Но мне показалось там душновато, от явного ощущения высоты и наверное, все же, от ауры новых материалов.


В партере, от входов до сцены, два прохода. Расширенные расстояния между рядами и комфортные кресла. На рекламных буклетах они казались скорее спортивными, чем театральными. Но это были чисто мои ожидания, от вида голубовато серой обивки. Кресла были расставлены удивительным образом, с какой-то неуловимой сдвижкой. Так, что перед тобой не возвышается голова, впереди сидящего.


Занавес «Новой сцены Мариинского театра», похож на море кипящих страстей, над которым птицей парит писательское перо.
На самом верху подвешено табло, на котором во время спектакля, высвечивается текст синхронного перевода либретто. Оркестровая яма перед занавесом, во всю ширину сцены, оказалась на удивление узкой.


Оркестранты сидели боком к залу, и их было не много. Это было видно по нотным пюпитрам и оставленным стульчикам.


Оркестром дирижировал, сам маэстро Гергиев. Его голова, единственно, торчала из ямы на протяжении спектакля. Дирижерская книга имеет совсем иной формат и распечатку.


Спектакль растянулся, на два антракта, на три отделения, на три задержки начала. Наибольшее уважение, испытываю к художникам театральных декораций. Способности, простыми трансформациями, создавать совершенно разные площадки и добиваться эффекта достоверности. День, ночь, бегущие по небу облака. Простор полей, просторный двор, ослепительный бальный зал.
Что касается оперы, то, это была «сценическая версия лирических сцен Евгения Онегина». Герой, Онегин, показался мне человеком достойным. Ленский - истеричным баловнем. А всю историю на сцене, правильней назвать, «Татьяна Ларина».
Tags: Мариинский театр., Санкт-Петербург, Театр, новая сцена
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 22 comments